Главная » Статьи » Лихачевские чтения III

Особенности цветообозначения в произведениях М. П. Лихачева

Особенности цветообозначения в произведениях М. П. Лихачева*

Селина Алина Викторовна, студентка, Пермский государственный педагогический университет, г. Пермь

(*науч.  руководитель  А. С.  Лобанова, доцент, к. ф. наук, ПГПУ, г. Пермь)

 

Для творчества каждого писателя характерна своеобразная цветовая выборка, основу которой составляют определенные цвета, наиболее часто употребляемые в авторском художественном языке. У каждого автора как бы существуют свои цветовые нормы, через которые выражаются некие стереотипы. Можно сказать, что цвет – это один из художественных приемов, помогающий создать своеобразную атмосферу, вызвать определенные чувства, сформировать читательское отношение к чему-нибудь на уровне бессознательного путем психологического воздействия, то есть это один из основных методов, помогающих воздействовать на читателя. Но это и возможность заглянуть в мастерскую художника, увидеть одну из сторон его манеры письма,   попытаться понять его мировоззрение и мироощущение, открыть его миры, постараться уловить то, что он хотел передать, донести до нас, читателей, а таким образом и открыть для себя его самого как некую личность. Квыше сказанному можно привести пример из статьи Н. А. Мартьяновой, изучавшей символику цвета в произведениях А. И. Куприна. Автор статьи говорит, что «цветовые обозначения, использованные писателем, имеют разнообразные символические значения. Так, красный становится символом любви, смерти, власти, здоровья; желтый – осени, измены, болезни, смерти, молодости; зеленый – цвет травы, листвы, незрелости, злости, ревности».

Подобные исследования можно провести и в коми-пермяцком языке. Остановимся на творчестве одного из основоположников коми-пермяцкой литературы – М. П. Лихачеве.

 Рассмотрим, располагаемый нами инвентарь слов-цветообозначений и их семантику. По нашим наблюдениям наиболее часто в текстах употребляются цветовые лексемы, отражающие семантику синего цвета (лöз). Синий цвет передан следующими лексемами: прилагательными: лöз «синий», лöз рöма

 «синего цвета», пемыт-лöз рöма «темно-синего цвета», чим лöз «совсем/очень синий», василёк син «глаза цвета василька (ярко синего цвета)»; глаголом лöзöтö – «синеет». Названные цветообозначения реализуются в таком контексте.

 ... Бур таво турунокыс, сук да небыт, кыдз тай лöз шёлковöй чышьян.

« –… Хорошая нынче трава, густая да мягкая, словно синий шелковый платок». Лето. Страда. Косьба травы. Окинешь луг взором, и сразу же рождается какой-то образ. Чаще всего, нам кажется, что перед нами необыкновенной красоты синее море с движущимися волнами. А это всего лишь легкий ветерок гуляет по траве. В данном случае перед героем возникает образ травы и сравнивается с синим шелковым платком.  Ведь, когда трава зацветает, зеленые, но уже цветущие луга, приобретают синеватый оттенок, который в наших глазах насыщается цветом за счет некой зеркальности с небом, то есть происходит своеобразный обман зрения. В предложении сказано, что трава мягкая, это свойство усиливается за счет лексемы «шелковый».

Подобный образ возникает и в следующих примерах:   паськыт да лöз зипуна видззез «широкие, в синих зипунах луга»; Ой покатын да рытланяс тыдалíсö лöз рöма зöррез. «На севере и западе виднелась синего цвета рожь»

Особое внимание в повести «Менам зон» (Мой сын) автор концентрирует на глазах главной героини - молодой влюбленной девушки - Зинко Мариш. При описании ее глаз возникает образ василька, появляется васильковый цвет. У  Лихачева васильковый цвет обозначает оттенок синего цвета, что подчеркивается сопровождением данной лексемы самим этим прилагательным:… югыт, пыдын синнэз дзардíсö лöз василёккезöн...

 «... светлые, глубокие глаза смотрели синими васильками...» Большая насыщенность, четкость достигается за счет прилагательных югыт «светлые/ясные» и пыдын «глубокие». Стоит отметить, что автор показывает читателю героиню через глаза главного героя – Мироша, влюбленного в нее, именно поэтому из всех девушек выделяются только ее глаза, и сама она, в его восприятии, как бы приподнимается над другими. 

Во всех рассмотренных нами примерах значение синего цвета маркировано положительно. Оно, в основном, акцентрировано в двух значениях:

–  растительность, используемая в хозяйственной деятельности;

  •  красота внешняя и внутренняя, выражающаяся в глазах.

Интересно, что в обоих случаях значение синего цвета передается образно, путем сравнения, то есть ассоциативно.

Большое внимание автором отводится и группе слов со значением  белого  цвета («чочком»). В рассмотренных нами текстах данный цвет передан существительными: пуж «иней», лым «снег»; прилагательными: чочком «белый», чочком-чочком «белый-белый/ очень белый»; дзор «седой»; образоизобразительным словом бель в зн. «белый-пребелый, очень белый». На некоторых примерах остановимся более подробно.

Петíс чижовкаись пöвсина, öдва ляшмасис, дзор юрси тыртíс юрсö, каттис сíйö, кыдз пужöн... «Вышла из чижовки одноглазая, едва ходила, седые волосы покрыли голову, окутали ее, словно инеем...» Такими словами  Лихачев описывает состояние женщины-матери, жестоко избитой белыми за своего сына-красногвардейца и месяц проведшей у них взаперти. Прошел месяц, а ей кажется, что пролетело целых десять долгих и тяжелых лет.  И правда, как она изменилась, состарилась за этот месяц. Седые волосы, покрывшие всю ее голову, свидетельствуют о всех  тягостях, перенесенных ею. В предложении эта деталь заостряется и за счет семы пуж «иней», которая также несет в себе значение седины.

… ыджыт чочком гриббезöн сулалöны лымöн тырöм кöчка грудаэз. «... большими белыми грибами стоят снегом покрытые груды кочек».  Природа у Лихачева очень часто проявляется через какие-то образы, сравнения, сопровождаемые цветовой характеристикой. Так и здесь. Казалось бы, простые кочки, а у автора они ассоциируются с белыми грибами. Грибы белые, снежные, и излюбленным грибникам уж их не собрать, но увидеть их посреди зимы — большое счастье. Такие образы возникают у истинного ценителя природы, который умеет простые, на первый взгляд предметы, представить в необычном виде. Так писатель учит своих читателей умению воспроизводить ассоциации, видеть окружающий его мир в самых различных образах. Значение данной лексемы может иметь как положительную, так и отрицательную маркированность. Положительная возникает в следующих значениях:

  – явления природы: тучи (Куделясьöны чочком кымöррез. «… белые тучи» (о ясной погоде); туман (чочком тоша туман «туман с белой бородой»; иней (Асыввезнас кынтö, вевттьö мусö чочком пужöн. «По утрам морозит, покрывает землю белым инеем»); появление месяца (Чочком сюрöн, кыдз видзчисьтöм гöсь, мыччисис тöлiсь «Белым рогом, словно нежданный гость, появился месяц»; 

  • описание одежды (чочком йöрнöс «белая рубаха»; йöрнöсыс кодь жö чочком запон «такой же белый, как и рубаха, передник»; лым кодь чочком сöдзовöй нямöттэз «белые как снег...»);
  • описание человека (Пырис лымöн тырöм, кыдз чочком тупыль, Иван Егорович. «Зашел засыпанный снегом, словно белый ком, Иван Егорович»).

Отрицательная маркированность представлена фразеологизмом: Сэксянь… эз понды адззыны чочком светсö, сэксянь сiйö быд лун пондiсö ёрдны аймамыс. «С этого дня... перестала видеть белый свет, с этого дня ее каждый день начали проклинать родители».

Значимое место в произведениях М. П. Лихачева занимает и группа слов со  значением красного цвета (гöрд), переданного в основном лексемами-прилагательными гöрд «красный»,  гöрд рöма «красного цвета», биа «огненный»,  рыжöй «рыжий». 

Синнэс сылöн вöлíсö гöрдöсь, тырöмась вирöн и этасянь эшö буражыка сотчисö, кыдз югьялан звездочкаэз. «Глаза его были красные, наполненные кровью и из-за этого еще сильнее горели, словно мерцающие звезды». До такого состояния герой-красногвардеец Мирош (повесть «Менам зон») доводит себя, борясь за право народа. Он настолько охвачен всем происходящим, что в последнее время совсем мало спит. Физическое утомление героя передают его красные глаза, наполненные кровью.  И эта краснота, наполненность кровью только усиливает, подчеркивают живость, горение глаз, мерцающих, словно звезды.  В этих глазах горит здоровый огонек борьбы, желание идти вперед. В нем, как говорит автор, родилось что-то новое, какое-то сильное чувство проснулось в его сердце, и оно, это чувство, призывало его к работе, к борьбе, к присоединению к своим старшим товарищам. Всего себя он отдал революции. Таким образом, за счет лексем, несущих в себе значение красного цвета, писатель показывает психологическое и физическое состояние героя.

 Турун вылын биа доннэзöн пондíс югьявны лысва. «На траве огненными бусинами  начала сверкать роса». Первый луч солнца пробивается сквозь ветви деревьев. Утреннее светило поднимается все выше и выше над лесом, оживляя все от ночного сна.  Покрытая росой трава начинает сверкать и искриться в лучах восходящего солнца. Простые, казалось бы, прозрачные капельки, а как  их преображает солнечный луч: они так и разгораются огнем, становятся похожими на бусинки красно-оранжевого цвета. В данном примере усиление красного цвета идет за счет употребления разных лексем со значением этого цвета:  биа «огненный»,  югьявны «сверкать, сиять переливчатым светом».

Отметим, что в коми-пермяцком языке нет такого большого разнообразия оттенков красного цвета, как, например, в русском языке, где выделяются такие его разновидности, как алый, багровый, пурпурный, малиновый, розовый и другие. В исследуемом языке наиболее часта в употреблении сама лексема гöрд «красный», которая включает в себя все оттенки этого цвета, но также встречается и лексема биа «огненный» и некоторые заимствованные цветообозначения, например, алöй «алый», рыжöй «рыжий». Стоит подчеркнуть, что и лексема рыжöй «рыжий» в коми-пермяцком языке наиболее часто реализуется через лексему гöрд «красный», так, например, о рыжеволосом человеке скажут:  гöрд юрсиа/юра букв. «с красными волосами/головой».

Значение красного цвета маркировано и положительно, и отрицательно. Положительная маркированность наблюдается в следующих значения:

  •  одежда и материал (гöрд воннез «красные ...», гöрд суконнöй пызандöра «красная суконная скатерть», гöрд гарусöн серöтöм виль пимиэз «новые пимы, вышитые красным гарусом»);
  •  природа: небо (гöрд сарафанö мöдöтчöма небоыс... «небо нарядилось в красный сарафан...»; роса (Турун вылын биа доннэзöн пондiс югьявны лысва. «На траве огненными бусинками начала сверкать роса»);

Негативная маркированность возникает в значении отрицательного отношения к другому человеку (Öнi тэ чожа он пышшы, гöрд кикимора!.. «Теперь ты не убежишь, красная кикимора!..»)

Между положительно и отрицательно маркированными возникает промежуточно маркированное значение болезненного состояния, утомления (...Мирош етша узьлiс медбöрья ойесö. Синнэс сылöн вöлiсö гöрдöсь... «Мирош мало спал в последние ночи. Глаза его были красными...»). Здесь  на первый план выходит отрицательная маркированность, связанная с болезнью, но за этим стоит и положительная, которая в итоге начинает преобладать.

Черный цвет в произведениях М. П. Лихачева выходит через следующие лексемы: существительные: сэтöр «смородина» (при описании глаз), са «сажа»; прилагательные:  сьöд «черный», сьöдкодь «похожий на черный», чим сьöд «совсем/очень черный»,  саа «сажный», смоль кодь воронöй «насыщенный черный» (о вороной масти лошади); глагол  сьöдöтö «чернеет». Стоит отметить, что в данной группе особое внимание концентрируется на цвето-световом описании, например: … кутчисисö оча ки да öшисö пемытíнас, бытьтö сразу ньылыштíс нíйö дзирс пемыт, са кодь арся ойыс. «... взялись за руки и пропали в темноте, словно сразу проглотила их очень темная, как сажа, осенняя ночь». Значение черного цвета выходит через сравнение са кодь «как/словно сажа», а также с помощью лексем дзирс пемыт «очень/совсем темную» и пемытíнас «в темноте», которые несут в себе световое значение, понятие. За счет световых лексем возникает более отчетливая картина, где не расплывчатые переходы, а яркий цветовой образ. Подобный пример с использованием цвето-световой лексики выходит и в предложении «Мед только бöрöн эз ло петöмныт, мед саа пемытö эд сюрö югытыс туйö». Такие слова отец адресует сыну, который пошел против его воли и начал бороться за новую свободную жизнь. Здесь в контрасте даны световые лексемы: пемыт — югыт. Световая лексема пемыт реализуется в метафоре саа пемыт «сажная тьма», которая содержит в себе значение будущей несостоявшейся жизни, неосуществленность мечт, надежд, планов. Лексема югыт «светлый» также является метафоричной и символизирует будущую свободную от гнета жизнь.

Значения данной группы имеют только положительную маркированность. Здесь можно выделить следующие группы:

  •  одежда (шабур: сьöд суконнöй шабур «черный суконный …»; пальто: чеччис... сьöд пальтоа морток «встал...в черном пальто человек»);
  •  портретные черты человека (глаза: пыдын да сьöд сэтöр синнэз «глубокие, цвета черной смородины глаза»; брови: сьöд синкыммез подковöн каспöвтiсö синнэсö «черные брови подковой огибали глаза»; волосы: сьöд юрсиэз «черные/темные волосы»);
  •  природа (небо: сьöд бекöра небо «небо – черная тарелка»; дорога: сьöдкодь гагокöн виклясьö туйыс «черненьким червячком тянется дорога»);
  •  описание масти лошади (Смоль кодь воронöй вöввез... «Лошади насыщенной черной масти»).

Интересными лексемами, цветообразами передана и группа слов голубого цвета (блед-лöз). В рассмотренных нами текстах прилагательное «голубой» наиболее часто употребляется с существительными небо, снег (лым) при этом возникают сравнительные образы. Так, например, небо отождествляется с дном голубого  блюдца: … мича пыдöстöм небоыс голубöй бекöр пыдöсöн каспöвтö мусö. «... ясное, бездонное небо дном голубого блюдца обхватывает землю». Такой же образ выходит и в другом предложении: Небоыс бытьтö пыдöстöм голубöй бекöрöн каспöвтö мусö. «Небо как бездонное голубое блюдце накрывает землю». В первом примере говорится о совершенстве природы,  ее неизменчивости, которая сравнивается с протекающей очень быстро, как вода, человеческой жизнью. Здесь выходит философия жизни: природа вечна, а человек смертен, это лишь малое звено в ее круговороте, очередном цикле.

Стоит отметить, что данная цветовая группа чаще всего реализуется заимствованной из русского языка лексемой  голубöй «голубой», а так же через присоединение исконного прилагательного лöз к заимствованной семе блед (от бледный):  блед-лöз «голубой; бледно-синий»,  блед-лöз рöма «голубого/бледно-синего цвета».

Значения голубого цвета так же положительно маркированны. Здесь в основном выделяются две группы значений:

  •  используется для обозначения неба (блед-лöз рöма небо «небо голубого цвета»; ...мича пыдöстöм небоыс голубöй бекöр пыдöсöн каспöвтö мусö «...ясное бездонное небо дном голубого блюдца окутывает землю»);
  •  используется для описания одежды (сарафан: пасьталöм талун Мариш голубöй сарафан «сегодня Мария надела голубой сарафан»).

Значение желтого («веж») цвета передано лексемой-прилагательным веж, которая проявляется и в прямом, и в ассоциативном плане. Заметим, что в прошлом лексема веж имела двойную семантическую нагрузку, она отвечала за понятия «желтый» и «зеленый», что зачастую проявляется до сих пор в коми-пермяцких диалектах. Не с проста, в анализируемом тексте отсутствует вариант зелёнöй «зеленый». Маркированность данного цветового значения положительна, она реализуется в следующих понятиях: 

  • используется для обозначения цвета травы (Веж луд вылын паськалiс кытш). «На желтой траве расширился хоровод»; Öкуль пукалiс öшын дорас, видзöтiс путриктöмöн быдман веж турунок вылö. «Акулина сидела у окошка, смотрела на  …. растущую желтую траву». ... муыс пондiс вевттисьны веж пызандöраöн — листöн... «... земля стала/начала покрываться желтой скатертью – листвой...»
  • приборетает значение чистоты. В старину к кануну праздника  хозяйки запасались всем необходимым, готовили избу, наводили порядок. Все должно было быть на высшем уровне, чтобы не упасть в глазах гостей.  Пол в основном натирали песком, поэтому он становился золотисто-желтого цвета (то же проделывали и с самоваром: Самоварыс веж весöтöм, сулалö комас залавка вылын, мыччалö ассис свиттялан кынöмсö. «Самовар, до желта очищенный, стоит в кухне на залавке, показывает свой светящийся живот»). И сочетание веж миськалöм несло в себе одобрительную оценку. Волостнöй правленнё пытшкыс вöлi веж миськалöм, бус кöсöдз чышкöм... «Волостное правление было дожелта вымыто, пыль досуха протерта...» В данном примере показано с каким трепетом и страхом местное начальство ожидает земского начальника. Здесь в какой-то степени выходит и отрицателльная маркированность.

Для художественного языка М. П. Лихачева характерно употребление метафоричных лексем  золотöй и  серебрянöй.

 Писатель в некоторых случаях большее предпочтение отдает заимствованной лексеме  золотöй «золотой» («цвета золота, блестяще-желтый»), нежели исконной лексеме веж «желтый». Значения лексем данной группы маркированы положительно. На наш взгляд, при их использовании писатель подчеркивает значимость, ценность изображаемого, а также показывает завораживающую красоту природы. 

  1. ...золотöй ид тусь тэ менам... «... золотое ячменное зернышко ты мое...» Это слова матери, обращенные к своему сыну, единственной ее радости, надежде. Сын — все, что осталось в ее жизни, именно поэтому выходит метафора  золотöй ид тусь, которая символизирует, подчеркивает значимость сына в жизни матери. Такая же метафора возникает и при описании мыслей одного из героев, думающего о своей возлюбленной, которую  золотöй тусёкöн видзö сьöлöм шöрас «золотым зернышком держит в сердце».

Интересно, что лексема «серебряный» может использоваться не только при цветоописании, но и при звукоописании: … тиньгöтчöмöн, кыдз серебрянöй сильканоккез, öтамöдлö отсалöмöн, пондíс киссьыны сьöлöмöдз йиджан ... коми сьыланкыв. «... звеня, словно серебряные колокольчики, помогающие друг другу, начала литься до сердца доходящая … коми песня». В данном случае подчеркивается красивый голос, его звонкая мелодичность.

Рассматриваемую нами цепочку продолжат лексемы сера/руд в значении «серый» (это значение используется при описания одежды, погоды, но несет оно в себе более глубокую семантику: ...судитöмась Ефремсö ыджыт судöн... дорöмась кикоксö цеппезö, джын юрсö бритöмась, пасьтöтöмась сера йöрнöсö да иньдöтöмась ылö-ылö кытчöкö Сибирьлань дас год кежö каторгаö... «... судили Ефрема большим судом... руки-ноги заковали в цепи, полголовы сбрили, одели в серую рубаху и отправили далеко-далеко куда-то в Сибирь на десять лет на каторгу...» Отрицательная маркированность здесь направлена на власть, которая всячески угнетает простых людей и легко «убирает» со своего пути, справляется с теми, кто пытается им противостоять. Отрицательную маркированнность данное значение приобретает и при описании осеннего облачного неба, что еще больше подчеркивается за счет лексемы бусöсь «пыльным»: Сера, бусöсь öнöн моз вевттьöмась кымöррез небосö... «Словно серым, пыльным пологом покрыли тучи небо...». Стоит отметить, что данные лексемы являются частью сравнения; русöй «русый» (встречается при описании цвета волос Акулины - повесть «Мой сын», маркировано положительно); лиловöйкодь «похожий на лиловый». (Это значение несет в себе отрицательную маркированность: на первый взгляд данная лексема относится к тучам, которые тяжело поднимались с запада, но автор проводит некую параллель между природой и человеком): Кытшöмкö лиловöйкодь, пурга вайöтан кымöррез сьöкыта лэбтiсисö рытланьсянь, вевттисö джын небосö ни. Кыдзкö сьöкыта лолалiс тулыслань бергöтчан öтöрыс, сьöкыт вöлi и отирыс коласын, кыдзкö зубытöдз жмитчисö отир сьöлöммез, вартчисö, кыдз чериэз би вылын, кöвьясис шогöн да полöмöн панталiсö энö синваэзöн да вирöн тыран луннэсö... «Какие-то похожие на лиловый, пургу несшие тучи тяжело поднимались с севера и покрыли уже половину неба. Как-то тяжело дышала повернувшаяся к весне природа, тяжело было и между людей, до боли сжались их сердца, бились, как рыбы на огне, … болезнью и со страхом встречали эти слезами и кровью наполненные дни...»

 Палитра цветообозначений в прозаических произведениях Лихачева довольно богата и своеобразна. Лексемы, семантически передающие цветовое содержание, представлены разными частями речи, чаще всего это прилагательные (чочком йöрнöс «белая рубаха», веж луд «желтая трава»), а также встречаются образоизобразительные слова (бель в зн. «белый-пребелый, очень белый»), имена существительные в творительном падеже (сереброöн кисьтíс куржавитöм пуэз «серебром осыпал заиндевевшие деревья»), глаголы (лöзöтö лым «снег синеет», сьöдöтö небо «небо чернеет»). Проанализировав данный материал, можно выделить основные цвета в творчестве М. П. Лихачева, к которым писатель обращается наиболее часто синий, белый, красный, черный, голубой, желтый/золотой, серебряный. Стоит отметить, что группа значений рассматриваемых нами лексем имеет как положительную, так и отрицательную маркированность, но примеров с отрицательной маркированностью значительно меньше, чем примеров с положительной.

Подобное исследование мы провели и по произведениям Т. П. Фадеева, у которого возникает совсем иная картина, в которой на первый план выходит наиболее усложненный ассоциативный, сравнительный материал. М. П. Лихачев же создает более традиционную, нейтральную с доступной, общеизвестной семантикой цветовую картину мира. Почему же это происходит? Рассуждения на данную тему – материал для последующих исследований.

Литература

  1. Баталова Р. М. Коми-Пермяцко-русский словарь. /Р. М. Баталова, А. С. Кривощекова-Гантман. – М. : Рус. яз., 1985. – 624 с.
  2. Большой толковый словарь русского языка / сост. и гл. ред. С. А. Кузнецов. – С.-Пб.: Норинт, 2000. – 1536 с.
  3. Лихачев М. П. Избранные произведения / М. П. Лихачев. – Кудымкар: Коми-пермяцкое кн. изд., 1959.
  4. Мартьянова Н. А. Символика цвета в произведениях А. И. Куприна / Н. А. Мартьянова // Лингвистические и астетические аспекты анализа текста и речи, 2006.
  5. Словарь русского языка : в 4-х т. / АН СССР; Ин-т рус. яз.; под ред. А. П. Евгеньевой. - 2-е изд. - М.: Русский язык, 1981-84. Т. 4. С-Я., 1984.
  6. Словарь современного русского литературного языка в 17-ти томах. – М., 1950–1965. – (БАС).
  7. Фадеев Т. П. Дышащий ручей / Т. П. Фадеев. – Кудымкар : Коми-Перм. кн. изд-во, 1998.
Категория: Лихачевские чтения III | Добавил: Библиотека (22.07.2019) | Автор: Библиотека
Просмотров: 320 | Теги: коми-пермяцкий язык, Кудымкар. Пермский край, Михаил Павлович Лихачев, Особенности цветообозначения в прои, третьи лихачевские чтения, Коми-Пермяцкая библиотека, Коми-Пермяцкий округ, коми-пермяцкая литература | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]