Главная » Статьи » Литературная страница

Баталов Валериан "НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ"

<<1>>

Валериан Баталов 
НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ : Повесть 
Перевел В. Муравьев

ОГЛАВЛЕНИЕ: 
   ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ 
   СБОРЫ 
   ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ 
   ЕСТЬ ТАКОЕ ОЗЕРО 
   "СОН В РУКУ" 
   ЗАКОЛДОВАННЫЙ КРУГ 
   У КОСТРА 
   НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ 
   ВОТ И АДОВО ОЗЕРО! 
   В ОХОТНИЧЬЕЙ ИЗБУШКЕ 
   ВЕРТОЛЕТ 
   ЗДЕСЬ БУДЕТ КОРЧАГИНСК 

ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ 
   Мальчик стоял у берега по колени в воде. Вокруг его ног шныряли юркие мальки, а изредка набегавшая волна касалась засученных штанин. Мальчик держал в руках длинное березовое удилище и не сводил глаз с белого поплавка - тонкого гусиного пера. 
   Поплавок шевельнулся, запрыгал и юркнул под воду. От него мелкой рябью разбежались круги. И когда над водой оставался только едва заметный острый кончик пера, мальчик резко взмахнул удилищем. Леска натянулась, и из воды, в брызгах, показался красноперый окунь. Рыбак снял окуня с крючка и положил в висевшую на боку полевую сумку. Потом он неторопливо нацепил на крючок красного червя, поплевал на него и снова закинул удочку. 
   - Дима, дядя Илья приехал! - послышалось с берега. 
   По тропинке к речке, размахивая руками, бежала девочка в коротком белом платье. 
   - Чего ты орешь, Татьяна, всю рыбу распугаешь, - проворчал мальчик себе под нос. 
   - Иди скорее, а то он уедет! - кричала девочка. 
   Хотя жаль было уходить с речки, когда клев только начался, но Диме очень хотелось повидать дядю, и он полез на берег, на ходу сматывая удочку. 
   Димин дядя, Илья Кузьмич Руднев, или, как его все называли попросту, Кузьмич, редко бывал в Гайнах. Он работал лесничим и жил за семьдесят пять километров отсюда, в лесном поселке Серебрянке. Кузьмич был заядлым охотником и рыболовом, а как он рассказывал о разных охотничьих приключениях, о звериных хитростях, рыбьих повадках - заслушаешься! 
   - Зашла я к вам, вижу, незнакомый человек, - говорила Таня, шагая рядом с Димой, - усы огромные и с завитушками на концах... 
   - Гвардейские, - вставил Дима. 
   - Ага, гвардейские... Сам высокий, у нас в Гайнах, пожалуй, нет ни одного такого высокого человека. Твой отец ему говорит: "Значит, спешишь, Илья..." Я сразу поняла, что это Кузьмич из Серебрянки. А он отвечает: "Жаль, что Димы нет дома". Тогда я говорю: "Я сейчас сбегаю за Димой, он на Желтом плесе окуней ловит". И побежала. 
   Дима и Таня перешли по мостику через бурлящий на дне оврага быстрый ручей и побежали по спускающейся под горку улице к Димкиному дому. Они остановились только возле крыльца. Дима поставил удочку, снял сумку с плеча, пригладил вихры... 
   - А брюки? - подсказала Таня. 
   Дима опустил безнадежно измятые штанины, попробовал разгладить их ладонями, поправил воротник и открыл дверь. 
   - А вот и Дмитрий Федорович! Ну-ка подойди поближе, племянничек, встретил Кузьмич мальчика. - Да ты скоро меня перерастешь. 
   Лесничий ласково потрепал Диму по русым, торчащим во все стороны волосам. 
   - Здравствуй, дядя Илья, ты на сколько дней приехал? А будешь сегодня опять про Серебрянку рассказывать? - спросил Дима.
   - Нет, браток, на этот раз не придется нам с тобой договорить, ответил Кузьмич, подкручивая кончики усов. - Рассказать-то есть о чем, да надо ехать. Дело у меня одно важное. 
   Дима вздохнул: когда еще теперь приедет дядя Илья в Гайны? 
   - Не расстраивайся, браток, - вдруг сказал дядя, - хочешь, поедем со мной. На рыбалку сходим, про охоту расскажу. А красота у нас какая! Ну как, согласен? 
   Дима посмотрел на дядю: не шутит ли? Как будто нет. 
   Мальчик повеселел, но не отвечал ни слова, переводя взгляд с дяди на отца, развертывавшего у окна свежую газету. Дядя догадался, в чем дело: "Я-то, конечно, согласен, - говорили красноречивые взгляды племянника, - а вот отпустит ли отец..." 
   - Федор, - окликнул Кузьмич брата, - я хочу твоего сына к себе забрать. Как ты на это смотришь? 
   - Диму в гости? - переспросил отец и замолчал, раздумывая. 
   Он медленно, так медленно, что у Димы дыхание перехватило от нетерпения, свернул газету, положил на подоконник и лишь тогда заговорил снова: 
   - Что ж, пусть посмотрит ваши места. А то по географии получил четверку. Поездит - может быть, будет географию лучше знать, - улыбнулся отец. 
   У Димы радостно заблестели глаза: 
   - Дядя Илья, ты на моторке приехал? 
   - Да, на моторке. 
   Таня, молчаливо стоявшая в стороне, подошла к Диме сзади и легонько дернула его за рубашку. Дима понял, что ей тоже хочется в Серебрянку и она просит замолвить за нее словечко перед дядей. 
   - Ну куда тебе! - зашептал через плечо Дима. - Устанешь, заноешь: "К маме хочу..." 
   - Я не устану, - горячо зашептала в ответ девочка. - Помнишь, как на Черное ходили? Ведь тоже не близко... 
   - Вы о чем там шепчетесь? - спросил Кузьмич. 
   - Мы в одном классе с Таней учимся... - уклончиво ответил Дима дяде. 
   - Ну и что же? Она тоже хочет в Серебрянку? 
   - Ага... 
   - Можно и Таню взять, места в лодке хватит, - ответил дядя. - Так! 
   - Так! - хором ответили Дима и Таня. 
   - Тогда собирайтесь. Я сейчас схожу в контору лесхоза, а через два-три часа отчаливаем. 
   - На, путешественник, - сказал отец и, вынув из стола коробочку, подал ее Диме. - Очень нужная вещь в путешествиях. 
   Отец и Кузьмич вышли во двор. Через окно доносился их разговор. 
   - Ты, Илья, лучше меня знаешь окрестные леса, - говорил отец. Леспромхозу дали план по лесу для авиафанеры. Надо найти хороший бор и ставить там новый поселок. Только нет у нас нигде поблизости такого леса... 
   - Поблизости не найдешь, - ответил лесничий. - По-моему, подходящий лес должен быть где-нибудь в наших местах, возле Адова. Там нужно искать... 
   Отец с Кузьмичом скрылись за калиткой, и ребята не слышали их дальнейшего разговора. 
   - Дима, а что в коробочке? - спросила Таня. 
   - Не знаю. 
   - Тогда открывай скорей! 
   Дима открыл коробочку; в ней был новенький черный компас. 
   - Компас! - с восторгом воскликнул Дима. - С ним в любую глушь зайдешь и никогда не заблудишься! 
   СБОРЫ 
   Но медлить было некогда, нужно собираться. Дима вырвал из тетрадки чистый лист, отточил карандаш и стал записывать, что нужно взять с собой. Путешествие - не игра, тут необходимо все предусмотреть и ничего не забыть. 
   Прежде всего - ружье. Вот оно висит над Диминой кроватью, новенькое, блестящее. Отец подарил его Диме в прошлом году, и Дима только три раза ходил с ним прошлой осенью за Каму охотиться на уток. 
   В углу стоит бамбуковый спиннинг с алюминиевой катушкой. Его Дима сам сделал в школьной мастерской. Спиннинг тоже не мешает взять. 
   Потом в список попали компас, вещевой мешок, топорик, котелок, кружка и другие нужные в походе вещи. 
   - Плохо, что фотоаппарата у нас нет, - с сожалением вздохнула Таня. Какие бы мы снимки интересные сделали в Серебрянке!
   - Это верно... - Дима почесал затылок. - Фотоаппарат нам необходим как воздух или, скажем, как ружье. Что же делать? 
   - У Афони-Профессора есть аппарат, - напомнила Таня. 
   - Правильно! Позовем с собой Афоню. 
   - А Кузьмич возьмет троих? - с сомнением спросила Таня. - И Афоня, может быть, не поедет... 
   - Дядя возьмет, - уверенно сказал Дима. - А Профессор не дурак, чтобы от своего счастья отказываться. 
   Дима подошел к отцовскому столу, покрутил ручку телефона, снял трубку. 
   - Алло! Мне квартиру диспетчера Лежнева. 
   Отец Афони диспетчер леспромхоза, а сам Афоня учится в одном классе с Димой и Таней. Он толстый, круглолицый, ходит медленно, говорит не спеша, к тому же носит очки. Кто-то из ребят прозвал его в четвертом классе Профессором, и с тех пор это прозвище прилипло к нему, как муха к меду. 
   - Соединяю с квартирой диспетчера, - ответила телефонистка. 
   - Алло! 
   Дима узнал по голосу Афоню: 
   - Афоня, здравствуй! Это я, Дима. Мы уезжаем через три часа. 
   - Кто уезжает? Куда? 
   - Мы, то есть я с Таней и дядей Ильей Кузьмичом. В Серебрянку. 
   - Доброго пути. 
   - Поедем с нами. Знаешь, какие снимки хорошие сделаешь! 
   Афоня не отвечал. Но Дима не клал трубку. 
   - Что он говорит? Не хочет ехать? Да? - спрашивала Таня. 
   - Молчит. Думает. 
   Наконец Дима снова услышал Афонин голос. 
   - Алло! Я согласен. Думаю, что такая поездка будет для меня полезна. 
   - Тогда дуй сейчас же ко мне на велосипеде. 
   Дима положил трубку. 
   - Профессор согласен, - сказал Дима. - Теперь пойдем спросим у твоей матери. Ведь она тебя не отпустит. 
   Таня жила через двор от Димы. 
   Когда ребята вошли в дом, Марфа Гавриловна, мать Тани, варила обед. С тряпкой в руке она стояла перед примусом. Из белой кастрюли кудрявыми струйками вырывался к потолку белый пар. Вкусно пахло луковым супом. 
   Таня кивнула Диме: начинай, мол, сразу. 
   - Тетя Марфа, мы к вам по делу, - несмело заговорил Дима. 
   - Небось опять надумали куда ехать? - вытирая мокрые руки о фартук, совсем нестрого сказала Марфа Гавриловна. - То на Черное озеро, то в колхоз, то на лесоучасток... Прямо непоседы какие-то. 
   "Как она догадалась, что мы собираемся ехать?" - удивился Дима и молчал, не зная, что ответить. 
   - Мы с Ильей Кузьмичом в Серебрянку, - вступила в разговор Таня. - На моторке. Пусти, мама... 
   - Туда на лодке, а оттуда пешком, - уже строже сказала Марфа Гавриловна, снимая с примуса кастрюлю. - Неблизкий свет, все ноги обобьете, пока дошагаете. 
   - Оттуда тоже на моторке или на катере, - неуверенно ответил Дима. 
   - Ну вот что, садитесь, пообедаем, а потом поговорим. 
   Марфа Гавриловна поставила на стол три тарелки, положила три ложки. 
   - Тетя Марфа, я уже обедал сегодня... - начал было отказываться Дима. 
   Но Таня быстро толкнула его в бок и зашептала на ухо: 
   - Садись. Мама не любит, когда отказываются. 
   Все сели за стол. 
   Опасения, что Марфа Гавриловна не пустит Таню, оказались напрасными. Она только строго-настрого наказала ей и Диме не зевать по сторонам, быть осторожными, велела Тане купить бинт, йод и другие медикаменты. 
   Вскоре прикатил на велосипеде Афоня: 
   - Едете? 
   - Едем, - ответил Дима. - Меня отец уже отпустил, Таню мать тоже. 
   - А моих родителей нет дома... Как же быть? - растерянно поглядел на ребят Афоня. 
   - Да-а... Как же быть? - повторил Дима. 
   - Придумал! - хлопнул себя по лбу Афоня. - Я им оставлю записку. 
   - Молодец, Профессор! 
   Афоня тут же написал записку: "Дорогие папа и мама! Я с ребятами и дядей Кузьмичом отправился в путешествие в Серебрянку. Обо мне не беспокойтесь. Афоня". 
   Афоня вскочил на велосипед и поехал за фотоаппаратом. 
   ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ 
   Когда Илья Кузьмич вернулся из конторы, ребята ждали его уже у крыльца, готовые к отплытию, в дорожной одежде и с рюкзаками за спиной. 
   - О-о, брат ты мой, да тут целая экспедиция! - воскликнул Илья Кузьмич. - Значит, все в порядке? 
   - Так точно! - отрапортовал Дима, вытянувшись по стойке "смирно". Экспедиция собралась в полном составе: начальник экспедиции - Дмитрий Руднев, медсестра и повар - Татьяна Зорина, фотокорреспондент - Афанасий Лежнев. 
   - Ну, раз фотокорреспондент, - ладно. Пошли на корабль. 
   - А как называется наш корабль? - спросила Таня. 
   Илья Кузьмич задумался. 
   - Назовем "Павка Корчагин", - предложил Дима. 
   - Правильно, - одобрил Илья Кузьмич. - Ну, корчагинцы, в путь! 

>>

Категория: Литературная страница | Добавил: Библиотека (14.10.2015) | Автор: Библиотека
Просмотров: 219 | Теги: СБОРЫ ПО КАМЕ И ВЕСЛЯНЕ, коми-пермяцкая литература, Перевел В. Муравьев, Валериан Баталов, Повесть, НЕХОЖЕНОЙ ТРОПОЙ, ДЯДЯ ИЛЬЯ ПРИЕХАЛ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]