Главная » Статьи » Мои статьи

Как рождается ложь (продолжение)

Начало

- 2 -

     Но т. Коньшину не выгодна такая информация, идущая вразрез поставленной им цели, поэтому он об этом скромно умалчивает. Из этого протокола допроса становится ясным, откуда двадцатидвухлетний птенец, недавно прилетевший из Талицкого района, судя по протоколу допроса от 5 декабря 1933 г., так глубоко знает историю Коми округа, его подводные течения аж с 1921 года, и, соответственно, лидеров «национал-шовинистической» организации, которых в глаза не видел. Понятно, что за «дух святой» ему диктовал - Солодилов. И если Гладышев думал, о чём писал или хотел написать, то учёный-историк  ни о чём не думал. Всё брал на веру. Гладышев: «Анализируя документы, осевшие в пермском архиве, я, признаться, сначала предположил, что добрая половина фактов, ловко подогнанных под схему, аккуратно вписанных в протоколы допроса Н.И.Кузнецова, лежит на совести опытных чекистов…Но, поразмыслив, я изменил своё мнение». (С.289)

        Второй документ, который бросает тень на прославленного разведчика, это протокол допроса Н.И. Кузнецова, проведённого начальником 2-го отд. ОО ПП ОГПУ по Уралу Солодиловым от 5 декабря 1933 года. (ПГАНИ. Ф.641/1. Д.9028. Т.2. Л.292-300) Документ вызывает большие сомнения. Если это протокол допроса, то почему следователь, как в обычных протоколах, не задаёт вопросов? Если это заявление или донос, то почему в конце документа: «Показания мне прочитаны, с моих слов записаны правильно»? Так, обычно, пишется в конце протоколов допросов.

         И то, что Кузнецов в протоколе от 05.12.1933 г. начинает повторять  сведения «о к-р. националистическо-повстанческой организации в Коми-Пермяцком округе», полученные от

Вогулкина Н.К. ещё в августе 1932 года, то где его так называемые другие «доносы»? В протоколе, напечатанном на шести аж страницах, четыре страницы вновь отводятся информации о «к-р. организации» в Юсьвинском районе, полученной от отца и сыновей Вогулкиных, находившихся под следствием,

        Кроме перечисленных в заявлении от 01.09.1932 г., в данном протоколе называются имена партизана Спирина, братьев Утевых, и того самого Копылова Е.П. Впервые всплывают фигуры Тупицына Ф.А.- зав. Коми-издательством в г. Кудымкаре и Тараканова Ф.Г., как главаря «к-р. националистической группы, имевшейся в Коми-Пермяцком округе».

        Вторая часть протокола допроса Н. Кузнецова от 05.12.1933 г. посвящена «Таракановщине». Удивительно, но откуда знать Н. Кузнецову, что «Сразу же после революции к-р. нац. интеллигенция развернула большую работу по образованию самостоятельной национальной государственной единицы?»  Здесь он называет имена Тараканова Ф.Г., Чечулина М.В., Тупицына Ф.А., Зубова А.Н., Якимова Я.К., Дерябина В.И., Караваева Е.П., Зубова С.И. А где сотни?

        «В другом (от 5 декабря 1933 г. – Авт.) донесении он (Кузнецов – Авт.) - рассуждает А. Коньшин, -  пишет о «Коми рытах», о тайных сборищах националистической организации, называемой «Таракановщиной». (Подумать только: откуда у него этот термин? Ведь он никогда не встречался с Ф.Г. Таракановым)».

         Спросил бы Анатолий Евдокимович у ОГПУшника Солодилова, из другого бы солода варил пиво, показавшееся мне не только слишком противно-горьким, но и ужасно ядовитым.  Неужели учёный не задавался вопросом: почему главарю так называемой  «к-р. национал-шовинистической повстанческой организации Коми округа» Фёдору Гавриловичу Тараканову, арестованному  в 1937 году, в 1940 году дали срок пять лет, а не больше? И на основании чьих показаний он пострадал? Ведь а архиве всё это есть.

        Далее, А.Е. Коньшин продолжает тему, начатую Гладышевым и  подхваченную Истоминой, о стихах Тараканова Ф.Г., где «…проводится мысль объединения угро-финнских народностей и разжигания национальной вражды».

        Сам автор стихов Тараканов Ф.Г. (протокол допроса от 2 мая 1955 г.) говорит так: «В конце 1928 г., будучи в Сыктывкаре, я и…Дерябин действительно ставили вопрос перед тов. Сталиным о присоединении Коми-округа к Коми-Зырянской области (Коми АССР)…Что касается сборника стихов, то в 1923 году таковой под заглавием «Гора Дзюль» был действительно выпущен, при участии меня, Дерябина, Зубова, Лихачева и Тупицына. Содержание стихов этого сборника было в большинстве своем идеологически не выдержано, однако каких-либо контрреволюционных идей в этом сборнике заложено не было…» (ПГАНИ. Ф.641/1. Оп.1. Д.9033.Т.2.  Л.243)

       Если наш учёный не называет конкретно фамилии «жертв» Н. Кузнецова, то принимающая всё за чистую монету Е. Истомина в статье «Разведчик Кузнецов был доносчиком» указывает прямо: С.Т. Боталов, герой Гражданской войны, А.Н. Зубов, писатель, автор учебников, Ф.Г.Тараканов, один из зачинателей коми-пермяцкой литературы и основателей Коми округа, Ф.А.Тупицын, редактор Коми-Пермяцкого издательства.

        Тараканов Фёдор  Гаврилович - один из основателей Коми-Пермяцкого округа, член РКП(б) с 1918 г. В 1928 г. ЦК РКП(б)  командировал его  на работу председателем облисполкома Коми АССР. Был членом ВЦИК. Со слов самого Тараканова Ф.Г., что видим в протоколе допроса от 2 мая 1955 г.  (ПГАНИ. Ф.1. Оп.1. Д.10298. Л.73): «Я был арестован первый раз в августе 1937 года УНКВД Архангельской области и обвинялся  в принадлежности к правым и в участии в контрреволюционной организации. В феврале или марте 1940 года  Особым Совещанием я был осужден на 5 лет ИТЛ.

        Второй раз был арестован в 1950 году и на основании прошлой судимости сослан на поселение, где и находился до 1954 г…. Контрреволюционной деятельностью не занимался» (ПГАНИ. Ф.641/1.Оп.1.Д.9033. Л.240). Оговорили Тараканова 16 человек, 11 из них признались, что приняли грех на душу. Фамилии все архангельские. Кузнецова в том списке нет.

        Лихачёв Михаил Павлович – основоположник коми-пермяцкой литературы. Арестован 28.08.1937. Приговорён  к расстрелу. Обвинения Лихачёва были построены на показаниях 17 человек, тех, «кем сейчас по праву гордятся в Парме». Многие показания т.н. свидетелей были следователями просто сфабрикованы. Лихачёв М.П. действительно заслуживает глубокого уважения и восхищения. Он не признал вины и никого не оговорил, несмотря на те же методы работы чекистов. (ПГАНИ. Ф.1. Оп.1. Д.7485)

         Зубов Андрей Никифорович - основоположник коми-пермяцкой литературы. Арестован 16.08.1937. Расстрелян 08.09.1937. Как видно из протокола допроса Зубова А.Н. от 28.08.1937 г., Зубов А.Н. виновным себя признал полностью и оговорил других, тот самый «цвет коми-пермяцкой интеллигенции» (по Коньшину), поставив свою подпись под каждый пункт вопроса-ответа). (ПГАНИ. Ф.1. Оп.1. Д.7029)  Допрашивали Зубова Шишлин и Боярский.

        Из заключения по архивно-следственному делу Зубова А.Н. от 03.10.1955 г. видно, что он был арестован на основании выписок из протоколов допроса обвиняемых Благонравова А.И. и Зубова С.И. «Проверкой установлено, что эти выписки не соответствуют действительности. …Будучи допрошенным в настоящее время он (Зубов С.И. – Авт.) показал, что никогда ни в какой контрреволюционной организации не состоял и о существовании таковой ему ничего не известно. На следствии в 1937 году он в силу применения к нему незаконных методов ведения следствия подписал сфальсифицированный следователями протокол допроса». (Д.7485. Л.83) Но, возникает вопрос: зачем Зубов С.И. писал собственноручно 10.07.1937 года  показания и объяснительную записку о существовании «к-р. повстанческой организации», называя имена Тараканова Ф.Г., Зубова А.Н., Тупицына Ф.А., Чечулина М.В., Боталова С.Т. и других, заместителю начальника 3-го отделения областного управления НКВД Варшавскому?  Писал мелким убористым почерком, делая на каждого характеристику. (Ф. 641/1. Д. 9033. Л.73-100)  И по своей инициативе. Это ведь не протоколы допросов.

        Тупицын Фёдор Антонович, 1886 г.р., редактор Коми-Пермяцкого книжного издательства, преподаватель национального языка Кудымкарского педучилища. Арестован 13.06.1937. Расстрелян 22.03.1938 г. В 1922 г. арестовывался как бывший белый. Был освобождён под поручительство Тараканова Ф.Г. На допросе от 2 июля 1937 г., проведенного Дэрманом и Шишлиным, Тупицын признался: «К-р националистическое движение в Коми-Пермяцком округе  началось в 1921 году возглавляемое идеологами этого движения следующими лицами: 1.Таракановым Федором Гавриловичем…» Далее следует список ещё семи человек, к которым, якобы, примыкали Лихачев М.П и Зубов А.Н. К делу приложена никем не заверенная копия протокола допроса Н.И. Кузнецова от 05.12.1933. (ПГАНИ. Ф.1. Оп.1. Д.10298. Л.1,8,11,48)

        В заключении по архивно-следственному № 325440 по обвинению Тупицына Ф.А. от 12 августа 1955 г. сказано: «К делу приобщена копия протокола допроса свидетеля Кузнецова Н.И. от 05.12.1933 г., в которой указано, что из разговоров с Вогулкиным П.К, Кузнецову якобы было известно о существовании в Коми-Пермяцком округе контрреволюционной организации и о причастности к этой организации Тупицына. Указанная копия, как это видно из дела, приобщена после окончания следствия, т.к. Тупицыну, при его допросах,  не предъявлялась».  Эта же  копия приложена к делу Кучевасова В.И. (Д.9028.Л.301-306)  …В ходе следствия, к делу Тупицына были приобщены выписки из протоколов допросов обвиняемых: Кандалинцева Г.И. от 08.08.1937, Зубова С.И., Кривощёкова Я.А. и Зубова А.Н.» . Как они были сделаны, известно.

        Назукин Афанасий Лаврентьевич, герой Гражданской войны, кавалер ордена Красного Знамени, командир красногвардейского отряда, освобождавшего Юрлу от повстанцев в январе 1919 года. Дал приказ без суда и следствия расстрелять повстанцев. С приходом белых 240 трупов расстрелянных участников Юрлинского крестьянского восстания было обнаружено и перезахоронено. (Ф.641/1. Оп.1. Д.12945. Л.194-195) Но и повстанцы хороши: убили не менее того во время восстания. Кто прав, судить не нам. Назукин был арестован 24.08.1936. Расстрелян 04.08.1937.

        Боталов Сергей Тихонович, герой Гражданской войны, командир полка, награждён двумя орденами Красного знамени. По версии Гладышева, расстрелян в 1938 году (С.292), у Коньшина – репрессирован  и  расстрелян в 1943 г. Кому верить? Дела его в ПГАНИ не видел.

         Почитаешь статью Коньшина и начнёшь умиляться, как хорошо было в стране и в округе в 1932-1934 годах, где окружали Н. Кузнецова «вполне мирные, даже близкие люди» (слово в слово как у Гладышева - Авт.). А Вогулкины, особенно провокатор Николай, просто «доверчивые» люди.

         Увлекшись поиском доказательств виновности Н.И. Кузнецова в гибели сотен  невинных жителей округа,  в уничтожении «цвета коми-пермяцкой интеллигенции», маститый ученый, читая обзорные справки по архивно-следственным делам репрессированных коми-пермяков, не увидел или не захотел увидеть истинных виновников трагедии 1937-1938 годов. А они там названы. Это они, а не Н.Кузнецов, выдумали несуществовавшую в округе контрреволюционную национал-шовинистическую повстанческую организацию, фабриковали дела на невинных людей, морально и физически ломали их, используя недозволенные для следствия приёмы. Большинство сломалось, оговаривая себя и своих знакомых.

        Поскольку д-р наук отказался назвать истинных виновников коми-пермяцкой трагедии 1937-1938 годов, свалив всю вину на прославленного разведчика Н.И. Кузнецова, то постараемся некоторых всё же назвать, хотя у христиан о мёртвых не принято говорить плохое.

    Из обзорной справки по архивно-следственному делу № 980732 по обвинению Шахова Д.А.от 21 января 1956 г.

«Шахов Дмитрий Александрович, 1904 г.р, уроженец Рязанской области, бывший начальник УНКВД Пермской области, был арестован 18 марта 1940 года следственной частью НКВД СССР.

        Шахов обвинялся в том, что, являясь сотрудником органов НКВД, в период 1937-38 годов в составе оперативной бригады, возглавляемой Боярским (осужден), выезжал в Коми-Пермяцкий округ и Нижне-Тагильский район, где совместно с другими членами бригады – Алексеевым, Карташевым, Титовым, Шишлиным, Дэрманом и Дистановым проводили вражескую работу, направленную на искусственное создание несуществующих контрреволюционных организаций (шпионских, диверсионных, вредительских, повстанческих и т.д.), проводил массовые необоснованные аресты ни в чём неповинных советских граждан, грубо нарушая социалистическую законность, применяя подлоги и фальсификацию следственных документов…

        В предъявленном обвинении Шахов виновным себя признал. 13 мая 1941 г. Военной Коллегией Верховного Суда СССР Шахов осужден по ст. 193-17 «б» к ВМН. Приговор приведён в исполнение». (ПГАНИ. Ф.641/1.  Оп.1. Д.9028.Т.3.Л.444-446)

        Много стараний для выявления в округе «контрреволюционной организации» приложил Боярский. Из обзорной справки по делу Боярского Наума Яковлевича, 1894 г.р., уроженца г. Харьков, до ареста работавшего начальником 3-го отдела и пом. начальника Управления НКВД по Свердловской области. Боярский Н.Я. арестован 01.07.1938 г. Осужден на 25 лет лишения свободы. (Д.9028. Т.3.Л.447). Сотрудники НКВД Воскресенский и Бородин Александр Семёнович приговорены к расстрелу. (там же. Л.453)

        Немало постарались в раскручивании «дел» жителей округа начальник Коми-Пермяцкого окружного отдела НКВД  лейтенант Беланов и уполномоченный окрОНКВД  сержант Кулипанов. Из письма и.о. прокурора Пермской области Алексеева от 13.02.1939 г. прокурору СССР Вышинскому: «При выезде работника областной прокуратуры в Коми-Пермяцкий округ, установлены грубые нарушения революционной законности со стороны работников НКВД, в частности  со стороны начальника окротдела НКВД Беланова, его заместителя Кулипанова. Эти нарушения революционной законности имеют место до сих пор.

        В период конца 1937 года и начала 1938 года Беланов и Кулипанов, имея контрольную цифру по арестам по 1-й категории (для расстрела) 700-800 человек, по 2-й категории 1500 человек. Эта контрольная цифра была выполнена в десятки дней, после этого была дана дополнительная контрольная цифра для изъятия 300-400 человек поляков и др. иностранцев, проживающих на территории Коми-Пермяцкого округа.

        В результате этого под репрессии попали сотни невинных граждан, вместо иностранцев арестовывались украинцы, белорусы, евреи…»  (Ф.641/1. Оп.1 Д.12557. Т.2. Л.41.) Почему наш ученый умолчал о том, что до органов НКВД было доведено задание сколько человек расстрелять и сколько осудить на сроки? Не вписывается в заложенную схему?

        Почитайте характеристики на сто с лишним жителей Усть-Зулинского и Лобановского сельсоветов Юрлинского района, арестованных в 1937-1938 годах по 58-й статье УК РСФСР, написанные председателями этих советов Суворовым и Кудымовым, другие выводы сделаете. А разве сексоты, завистники-соседи и прочие негодяи не были в каждой деревне?

        В тысячу раз прав мудрец В.В. Климов, утверждающий, что «Прежде чем судить Кузнецова, надо знать, «какой была обстановка в стране в те годы». А обстановка была такой (пишу на примере Юрлинского района, что лучше всего знаю). Насильственная коллективизация в деревне, раскулачивание зажиточных крестьян и просто середняков по решениям бедняцких собраний деревень, страшная засуха, неурожай 1932-1933 годов, когда от голода умирали сотни людей, не могли не вызвать  недовольство политикой властей. А как можно назвать тех руководителей разных уровней, кто в тот ужасный голодный засушливый 1933 год довёл до Юрлинского района план сдачи хлеба государству в объёме 36518,77 ц., тогда как  в незасушливом 1930 году район сдал государству 15568,7 ц зерна?

         К тому же, в Юрлинском и Кочёвском районах действовали банды «Распутина» и других, которые убивали советских активистов. Так, осенью 1931 года от рук членов банды Г. Никонова («Распутина»), действовавшей в лесах Кочевского и Юрлинского районов, был тяжело ранен комсомолец Михаил Суворов из д. Булдырёва, конвоировавший бандитов. Противники колхозов в ночь на 30 октября 1930 года убили активного сулайского колхозника Копытова Г.Е., стреляли в активную пожинскую комсомолку Суворову М. П., в 1932 году убили председателя Трошковского колхоза Найданова М.П., в 1933 году - председателя Усть-Зулинского сельсовета Гашкова М. Е. Был ранен выстрелом из ружья избач д. Чужья Сакулин И.И. Как не поверишь в то, что кругом действуют враги? Против такой политики и мёртвый бы восстал, а уж тем более те, кто  в годы Гражданской войны были по ту сторону баррикад. А разве честные и смелые людей были довольны репрессивной политикой Сталина?

        И когда говорят, что в годы массовых репрессий пострадали все невинные люди, ни как с этим не соглашусь. Встречаясь со многими старожилами района, долго работая в Государственном архиве по делам политических репрессий Пермской области (именно так раньше назывался Пермский государственный архив новейшей истории ПГАНИ, ныне ПГАСПИ), я пришёл к убеждению, что в те самые голодные 1933-34 годы в округе такая, повстанческая организация могла существовать. Прочитав главу о репрессиях 1930-40-х годов из книги «Память», где делается вывод о необоснованности репрессий, фронтовик Сабуров Н.П. возразил мне, рассказав, как мужики Лобановского сельсовета собирались в лесу возле их выселка Трофимов (Чечулята) на маёвку. О чём говорили мужики, мальчишка  не знал. Уж явно собирались не Первомай отмечать. К тому же, оружие сохранилось ещё со времён Гражданской войны, да и дух непокорности в юрлинцах жил ещё с далёких времён, не только со времени Юрлинского (1919 года) восстания.  И легенды о схороненных складах с оружием в период Гражданской войны до сих пор живы.

        Чем больше изучаешь протоколы допросов арестованных по 58-й ст. УК РСФСР, где брат сдаёт брата или отца как участника «к-р. повстанческой организации», тем более убеждаешься в том, что ответы на вопросы следователей - это не плод фантазии следователей из ОГПУ (НКВД). Многое из сказанного является правдой. Знать или придумать такое могли только местные жители, а не приезжие чекисты. А вот методы, какими выбивались показания, действительно были не только не законными, но и иезуитскими. Жертвой этих репрессий стал и мой прадед  Штейников Егор Аверьянович из д. Лопва. Его приговорили к расстрелу, но пожалели пулю: живым вместе с расстрелянными закопали в Сухом логу.

        Кучевасов Виктор Иванович, арестованный 27.09.1933 г. по тому самому делу № 9028 Кучевасова В.И., Чечулина М.В. и др. (всего 43 чел.), на которое ссылается исследователь Коньшин, писал: «Был в округе пришелец какой-то начальник окружного отдела ОГПУ Тэнис. Он за нас получил, говорят, орден Красного Знамени, за то, что вскрыл контрреволюционную группировку в Коми-Пермяцком округе, а затем и самого как шпиона разоблачили. А теперь слыхать, что и его тоже реабилитировали, как пострадавшего от культа Сталина.

        В общем, реабилитировали и невинных, и мёртвых, а также и действительных врагов и контрреволюционеров»  (А. Власов. Отдать должное. Книга 2. Пермь.2016. С.191).

        Живя в той сложной обстановке в Коми округе в 1930-1934 годах, 21-летний Николай Кузнецов согласился сотрудничать со спецорганами по убеждению, а вовсе не потому, как пишет А.Е. Коньшин: «Очевидно, в конце следствия, под давлением обстоятельств, он дал подписку о сотрудничестве с органами ОГПУ». Убеждённые комсомольцы (знал таких) искренне верили, что все беды в те трудные и сложные времена шли от врагов народа, и стремились помочь партии в борьбе за светлое будущее. Таким и настоящим патриотом своей Родины  был Николай Иванович Кузнецов. Своими подвигами в годы войны он подтвердил это.

        Пытаясь в своей статье развенчать книгу Г.К. Конина «Так начиналась легенда. Кудымкар. 1995», где образ будущего легендарного разведчика действительно идеализирован, г-н Гладышев впал в другую крайность, демонизировав Н.И Кузнецова, а доктор наук довёл его образ до «гения злодейства», которому нет прощения. «Не лжесвидетельствуй», - гласит одна из христианских заповедей. Писать о чьих-то, притом самим придуманным грехах, большой грех. Почему бы не написать научный труд о том, как в постперестроечные годы в стране уничтожен целый класс – крестьянство, что от спирта и разных суррогатов умерло за последние 30 лет в несколько раз больше людей, чем в сталинских застенках, о коррупции, которая как ржавчина поедает основы государства? Понятно, тут есть из числа виновных живые люди, а мёртвых нечего бояться.

        По странному стечению обстоятельств, мы с Анатолием Евдокимовичем родились в один день, и имя родители нарекли нам одно, и в комсомоле трудились в одно время. И работали в одном и том же архиве по одной теме (по Н.И.Кузнецову), знакомились с одними и теми же делами, но выводы из увиденного  сделали совершенно противоположные.  Ни одного истоминско-коньшинского доказательства виновности Н.И.Кузнецова в гибели сотен коми-пермяков и «цвета коми-пермяцкой литературы» я не нашёл. Если б тов. Коньшин объективно исследовал документы по заданной  теме, как и подобает учёному, и не ставил бы перед собой задачу найти компромат на Кузнецова, то не опустился бы ниже плинтуса.

        И, последнее. Чтоб поставить точку в затянувшемся споре о роли Н.И. Кузнецова в гибели сотен коми-пермяков и цвета коми-пермяцкой литературы, предлагаю создать авторитетную комиссию из числа учёных, краеведов, музейных работников, изучить в ПГАСПИ дела репрессированных в 30-е годы коми-пермяков и сделать объективное заключение. Но и тогда, думаю, антикузнецовцы и их апологеты будут вопить: не все документы рассекречены.

                                          К сему  А.А. Бахматов, краевед. С. Юрла.         13.06.2017.

Начало

Категория: Мои статьи | Добавил: Библиотека (01.12.2017) | Автор: Библиотека
Просмотров: 74 | Теги: Лихачёв Михаил Павлович, Коньшин А.Е., Тараканов Ф.Г., Коми-Пермяцкий округ, Кузнецов Николай Иванович, Четвёртые межрегиональные Лихачёвск | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]